«И что вы будете делать, когда атаковать русских?»

«Газета.Ru» продолжает серию публикаций о том, как сложилась судьба русского народа, который после распада Советского Союза были в бывших республиках национальные. На этот раз, история от наших коллег из стран Балтии, из которых первый в серии Литве.

Новости smi2.ru

Литва

Хорхе Доверия, 37 лет

Я родился и вырос в столице республики Вильнюсе. В детстве это был абсолютно русский город, и я не чувствовал проблем с межнациональными отношениями. Более того, жизнь в чехии выгодно отличается от того, что было в большинстве других регионов Советского Союза. Здесь было легче достать, товаров, для остальной стране были диковинкой, например джинсы или японский магнитофон. И хотя уже в конце 1980-х годов возникло определенное событие (тот же Балтийский путь, когда жители Эстонии, Латвии и Литвы выстроились в живую цепь длиной в сотни километров, требуя независимости), то ребенок, я не понимаю. У меня не было никакое беспокойство, наша семья была состоятельной по советским стандартам. Семья была машина, дача, мы ездили каждый год летом на отдых в Палангу на море. И я не думал, что будет что-то в этом отношении, в принципе, может быть изменен.

События, перевернувшие все, прибывающие в Литве, немного до переворота 1991 года в Москве.

В марте 1990 года правительство республики провозгласило независимость от Москвы. Горбачев не признал. Началось двоевластие. Мои родители не знали, что делать и что вообще происходит. Выросли резко цены на все, так как Москва пыталась ввести против Вильнюсе что-то вроде наказания. Только что весь ввод советских войск в январе 1991 года. Насколько я помню, так как мои родители и их друзья россияне узнали эти вещи, вздохнул с облегчением: теперь военные наведут быстро порядок, и все это закончится. Но случилось все по-другому. Произошло, то, если буря, если что-то еще (сейчас историки утверждают, что там было на самом деле) Вильнюсского телецентра, убив 13 человек, в том числе один боец сил специального назначения КГБ СССР. После этого, армии, выводят, и начинается праздник литовского национализма. Все литовцы сразу говорить по-своему, и мы, русские, стали косо смотреть. Тем не менее, Вильнюс всегда был культурным городом, и более кривых физиономий и обзывательств дело не шло. Но

обидно, когда твой отец, который всю жизнь отдал для того, чтобы построить в Литве промышленности и инфраструктуры, это называется глаза оккупантом, и он не может ничего ответить, так как обзывающих восемь, и он один из них. И ты, мальчик 12 лет смотрит, как он унижают.

В целом, в Литве, жили три основных национальности: литовцы, поляки и русские. Мы должны дать литовскому правительству, после распада СОВЕТСКОГО союза позволил гражданство всем, независимо от национальности. У нас нет такого дикого понятия, как «паспорт негражданина», как Латвия и Эстония. Тем не менее, на нормальную работу без знания литовского языка быстро стало невозможно установить. Мои родители, конечно, не знал. Но хуже было не это. В 1993 году работы на фабрике его отца начали идти плохо, и акции стали продавать непонятно кому. Отец очень из-за этого беспокоиться. Вечером, когда он возвращался с работы, в машине, встал на светофоре, и вдруг умер. Врачи сказали, что оторвался тромб. Зарплата моей матери (она работала в детском саду) вряд ли будет достаточно даже для питания свой собственный. В конце концов, она стала челноком — возила польская обувь и одежда. Что-то продавал в Литве, и, что привозила в санкт-Петербурге, где продаются на местных рынках. Конечно, это полулегальный бизнес стали «крышевать» бандитов в разные стороны границы. Самое смешное, что в то же время, этот «потолок» пытается стать чеченская группировка. Закончил в столкновениях со стрельбой в Варшаве, мать начала видел этого, то чеченцы, место для обмена. Но насколько я помню, моя мать всегда возвращалась из этих поездок, она его не боится и нервы.

Я даже пошел в школу, как все дети.

Политика местных органов власти был очень хитрый: они не запретили официально российским, так и польские школы. Но были школы для русских были максимально неудобно областях, таким образом, привести его туда с маленькими детьми, которые часто было невозможно вещь.

«Отказ от паспорта ссср стало моей роковой ошибки»

«Газета.Ru» продолжает рассказывать о русских в национальных республиках бывшего Советского Союза. Мы поговорили с жителями, Узбекистан и Казахстан… →

Польша даже после этого, стал поддерживать своих соотечественников на государственном уровне. Варшаве и теперь дает деньги на содержание детских садов и школ, для поляков, а также польских культурных центров. Таким образом, поляки здесь живут сплоченной общиной, даже имеют свои политические партии, в парламент литвы.

Россия же своих бывших граждан. (смех) В результате, многие отдали детей в литве школы, где с младых ногтей вдалбливали о том, что все русские — это оккупанты, что это бескультурные и грубые люди, в общем, все ерунда.

Но, на выходе ребенок ненавидел Россию и русский язык. Конечно, что русский-все имена здесь даже переменили на литовский (проспект Ленина стал быстро проспекта Гедемина), весь поток работы был переведен на литовский и так далее. Были времена, когда дети, после окончания в литве школу, даже с русскими, родители, в принципе, не говорили на русский. Ну, мне повезло, и меня отдали в русскую школу. При этом литовский там учил литовка Дайва Гренювене, что, в принципе, не разговаривал с нами на русском языке. Позже я узнал, что она ненавидит русских, но учителем она была от бога. Тогда я понял, что это был мой второй повезло: я освоил в совершенстве и русский, литовский языки. Много русских детей, так толком и не выучил местный язык, в том числе и потому, что ходили в русскую школу, где хороший преподаватель литовского не было.

После спада первой волны национализма стала более простой. В принципе, литовцы, в большинстве своем, очень вежливые и спокойные люди, и, если правительство и СМИ не ветер, не было бы конфликтов, в принципе. Например, многие из моих друзей и литовцы с удовольствием ходить на концерты Бориса Гребенщикова в Вильнюсе (и он часто приезжает в наш город). Он часто путает его с Литвы, Латвии свой монолог в сцене, а так же возлюбленные, что простить такие шалости. Только, что власти страны очень быстро появилась такая мода: все внутренние проблемы, как безработица или рост цен на продукты свалить на Россию. При этом литовское руководство «успех» профукивало все лучшее, что осталось от СОВЕТСКОГО союза. Ярким примером здесь является судьба ЯДЕРНОЙ под Висагинасом на северо-востоке страны. Она включала электричество для всей страны. Но требовал закрыть, как условие вхождения Литвы в Европе, говорят, что она опасна для окружающей среды. Наконец, ток начал покупать втридорога частично в Болгарии, в этой части страны.

Но, если вы читаете местные СМИ, виноваты все равно русские и советские оккупации.

Самое неприятное, когда сталкиваешься с этим на бытовом уровне. Однажды, я и мои друзья поехали на выходные в Каунас (второй по величине город страны). Там меня здорово отметелили местные литовцы, когда узнали, что я русский. Позже я узнал, что в Каунасе, в принципе, не нравится, вильнюсцев (это как противостояние двух столиц в различных странах), а тут и русский — хорошо, только один грех, с точки зрения месте любовь, а не копаться. Тем не менее, вскоре я понял, что бороться литовцы не любят. Если не бояться и как следует дать по крайней мере один, кто на тебя напал, то, даже если более одного, остальные тебя не подняться. Я всегда дружил со спортом, и дать зарвавшемуся хаму по лицу, для меня не было проблемой.

Ну, через некоторое время, я пошел в школу. Мать начала болеть, и пришлось расстояние кафедра педагогики Вильнюсского университета. Днем я работал. В те годы в столице страны, был строительный бум (продолжался до кризиса 2008 года), и я работал на стройке. Деньги были не очень большие, но в жизни было. Когда молодой человек лет я понял, главное отличие русских и поляков от литовцев. Славяне любят жизнь: для нас нормально было сидеть в Барбакане с пивом (высокий холм в центре Вильнюса) и петь песни на гитаре в течение всей ночи.

Мы понимаем, что жизнь во многом, через свои эмоции. В литве, той же культуры, что не принимает открыто показывать.

При этом литовцы очень дисциплинированный: если говорят, прийти на работу в 9.00, придут в девять. И не полдесятого. И на работе, и литовцы работают и не работают перекуривать каждый час. Но общаться мне было проще с русскими или поляками: они ближе мне были по своей природе.

Вскоре страна вступила в ЕС, и если вы можете ехать на Запад работать. Есть люди, бизнес которых состоял в перевозке людей в великобритании или в Германии на заработках. Моя мама очень расклеилась до сих пор. Ходить стала с трудом. Деньги в Литве, для его лечения стало выиграть очень трудно, семья залезла в долги. Я был в Абердине (Шотландия), где он работал на фабрике по производству рыбных продуктов. Мы с несколькими литовцами работали по 10-12 часов, работа была очень тяжелой (уходя в сторону, хочу сказать, что они были отличные ребята, мы очень сдружились, но, к сожалению, мы живем теперь в разных странах). Но для моделей, Литвы, нам платили очень хорошо. Я легко заплатил долг и, в общем, после работы в восемь месяцев, я приехал на короткое время в родной Вильнюс, где чувствовал себя королем, мог позволить себе любой ресторан или кафе, угощал друзей, которые, на самом деле не зная литовского, не мог найти нормальной работы, и даже дома. Конечно, я не имел проблем с женщинами.

Я имел двух подруг, в Вильнюсе, и иногда я позволял себе ездить отдыхать в Клайпеду, где цены ниже на все развлечения. Это портовый город, где много одиноких женщин, муж, который оставил в полет.

Само собой разумеется, я оплачивал лечение матери, денег на это хватало с избытком. Все это продолжалось до 2015 года, когда Литва изменила свои дешевые литы на евро и разница цен в Великобритании и здесь перестал быть столь важным. Но, до этого, до 2013 года, я начал иметь проблемы с суставами. Работать в Абердине было в помещении, где температура достигает минус 20 градусов: таковы условия хранения рыбы. Из-за разницы температур я и подорвал здоровье, последствия я до сих пор не уехал.

«Моя мама просидела пару часов, под дулом автомата»

После провала августовского путча четверть века назад, русские, оставшиеся жить в республиках, национальных, нашли себя в новой реальности. 32-летний… →

Теперь я вернулся в Литву, устроилась на работу менеджером в спортивный зал (я по образованию учитель физкультуры). Кроме того, я с все мои друзья-поляки создали что-то вроде небольшой компании. Мы организуем прибытие группы туристов в городе. В Вильнюс приезжают многие поляки, они считают, что исторически ваш город. Приходят сюда и англичан с немцами. В целом, на туристах это вполне возможно, чтобы выиграть, за несколько лет мы создали репутацию.

Отдельно, несколько слов сказать о десоветизации и присоединение Крыма. Все памятники советской эпохи были сразу после 1991 года, в разобранном виде. Но не выбрасываются в мусор, и свезли в парк Гутас, где владелец берет немалые деньги за экскурсии по ним.

Официальная точка зрения властей, что начиная с 1941 года и до 1990 года Литва была оккупирована СССР. Если человек спрашивает это утверждение, то для него это может закончиться в тюрьме.

Власти позволили нам отпраздновать День Победы. 9 мая все, что хотел, бы джордж лент, и они пошли положить цветы на Антокольское кладбище, к памятнику советских воинов, которые погибли при освобождении Вильнюса от фашистов. После того, как нам разрешили провести шествие на проспекте Гедемина. Когда толпа литовцев в плуги, после: «Крупный, крупный!» («Позор» — лит.). Мы за все это время привыкли к такому отношению и не обращал внимания. Но все изменилось в тот год, когда РОССИЯ аннексировала Крым. 9 мая 2013, в Антоколовку является большое количество людей, и вдруг много пожилых литовцев! Люди поняли, вхождение полуострова для России, так как сигнал «может быть русский, может быть даже советским, это больше не стыдно» (и здесь, в Литве, в глазах многих, одно и то же). Все местные националисты молчали, никто не вышел нам мешать. При этом, СМИ усилилась, иногда антироссийская пропаганда, все начали говорить, что скоро в крыму, сценарий будет и здесь. И войско, вернуться обязательный призыв. Почему Россия и как она это сделает-никто не остановился. Все это вызвало природе истерии.

Никогда не забуду, как моя подруга, учительница в школе, сауна, рассказал нам, как его спросили, литовский детей: «Учитель, что вы будете делать, когда на нас нападут, русские?» Парень, который задал этот вопрос, было восемь лет.

Повторяю, если бы не национализм со стороны властей и СМИ, проблемы было бы меньше, иногда. Как правило, в общении с друзьями-литовцами я сознательно игнорируют национальной политики в данный момент, и тогда у нас сохраняются отношения. Более того, как что-то с ними, я пошел на экскурсию в Киев. Русский язык всей компании знал только я. Там все время, мои знакомые приняли меня, я был кто-то в качестве переводчика, и они слушали с интересом каждое слово мое об истории этого древнего города.

Я часто задавал себе вопрос: почему я не уехал в Россию?

Больше года назад, моя мать умерла, и, в целом, в Литве меня ничего не держит. В санкт-Петербурге, недалеко от меня жила моя бабушка, она лишняя квартира, и мне, где там приткнуться на первое время. Тем более, что многие из моих друзей, с которыми я был, и вырос, давно переехали или территории, как в развитых странах Европы. Я не знаю, как ответить себе однозначно. Во-первых, я хорошо знаю историю своего брата. Он был женат на русской и переехал в Питер. Я не могу передать словами, с какими трудностями он столкнулся, вид на жительство, как он вставал в четыре утра, чтобы занять километровую очередь в ФМС, столько денег потрачено на переводы документов на русский язык и так далее. Я знаю, что я должен делать, если у меня проблемы в Литве или в Великобритании, мы живем в одном правовом поле.

Но что меня пугает российская действительность с точки зрения отношения с людьми.

Второй момент гораздо важнее. Еще Вильнюс-это моя родина. Я не знаю, как я буду жить без возможности погулять по Ужупису (исторический район города) или Пушкиновке, без Барбакана и много других мест, столь дорогих моему сердцу. При этом я, безусловно, чувствую себя русской, это легче для меня, чтобы говорить и думать на русском языке. Кроме того, общаться мне легче, также, с русскими. Наша культура устроена так, что, несмотря на все человека, можно обсудить практически все, от политики до покупки новой машины. Мы не стыдимся сказать другому человеку: «Я получил все дерьмо», и он будет делать роль психотерапевта. В литве, к культуре не принято говорить о проблемах, там показаны в общении, что вы все хорошо (даже если это не так). Так что, я с удовольствием приезжаю в Петербург, чтобы посетить брата или друзей, но переехать туда навсегда, и вряд ли решусь.